Hell's Kitchen

Объявление

Приветствуем на Hell's Kitchen!

На нашей кухне вы найдете: криминально-кулинарный реал-лайф, NC-17, пассивный мастеринг с возможностью заказать в свой квест NPC от ГМ и квесты, ограниченные только логикой и здравым смыслом.

Игровое время:

Весна 2016 года
прогноз погоды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hell's Kitchen » Woodlawn Cemetery » (18.08.2011) HR и котики


(18.08.2011) HR и котики

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s6.uploads.ru/t/1blkC.jpg

HR и котики
Troy O'Connell, Conor McGrath

18 августа 2011, под занавес рабочего дня; зоомагазин "Happy Puppy".

Все, что вы хотели знать о приеме в организованную преступность, но не додумывались спросить.

+3

2

Название магазина Трой всю дорогу повторял про себя, как какую-нибудь пиндоскую мантру – чтобы не забыть. Конечно, адрес точки одного из соучастников легендарных "Вестиз" был записан у него на бумажке в кармане, но блять, как дислексик должен был разобрать эти каракули? О'Коннелл примерно представлял, куда ему идти, и топал по улице, пристально вглядываясь в каждую вывеску. Недавно открывшаяся правда о его происхождении прибавляла Трою уверенности в себе – еще бы, сын медвежатника из "Вестиз", его даже фараон узнал и отпустил! Папашка, которого мать всю жизнь крыла исключительно матом, наконец-то хоть как-то поучаствовал в жизни своего ребенка, пусть и сам того не подозревая. И все равно Трою было стремно. Он перся к чужому чуваку, да что там – настоящему бандиту с самоубийственной просьбой взять его в банду и при этом имел из козырей только фамилию, внезапно заигравшую новыми красками, и кое-какие навыки. Еблан? Еблан как он есть.

За два дома до цели ОКоннелл остановился и уже подумал развернуться и послать всю эту затею нахуй. Не то, чтобы он так дорожил своими клятвами, но, может, стоило попробовать завязать с криминалом, как он обещал тому скользкому типу в участке, подыскать работу и больше не рисковать своей жопой. Лишь представив всю эту блевотно-розовую в единорогах перспективу, Трой торопливо зашагал дальше, еще и скорости прибавил.

И чуть не пролетел мимо зоомагазина. Буквы на вывески не с первого раза сложились в заветного "Счастливого щенка". Еще какое-то время Трой помялся на входе, не решаясь войти внутрь. Бля, да у него даже и близко не было идеи, с чего начинать разговор! Это ж не в бойскауты проситься. Это – выход на новый уровень, и если он сейчас облажается, вполне возможно, что до дома он не дойдет.

Собравшись с духом, Трой толкнул дверь. Зазвеневший колокольчик заставил его вздрогнуть и шепотом выругаться, а специфический запах собачьего корма напомнил, что жрал О'Коннелл только утром. Посетителей в магазинчике видно не было, да и сам хозяин не торопился выходить навстречу. Трой с опаской обошел стенд со строгими ошейниками, вытер о потрепанные джинсы вспотевшие ладони и громко позвал:
– Мистер МакГрат, вы здесь?

Отредактировано Troy O'Connell (13.05.2016 21:44:07)

+1

3

Конор в тот вечер разгребался с говном. Выражение это носило самый что ни на есть буквальный, а не фигуральный характер и означало, что в зоомагазине пробил час чистки клеток. Возможно в других, конкурирующих заведениях того же плана старались совершать данный обряд в стороне от глаз посетителей либо после закрытия, либо украдкой выскребая свежевысранное, но МакГрат считал, что людям полезно будет знать, что их маленькие, умилительные комочки меха могут еще и гадить. Что у пушистых шпицев с глазами-бусинками бывает фонтаном бьющий понос, а два кролика в одной клетке могут устелить пол своим горошком за сутки, если будут в настроении. Что уж было говорить о славящихся умением активно вонять грызунах. С птицами хлопот было меньше - птичье говно не пахло, но эстетизма ради надо было счищать и его. А еще в магазине были аквариумы - но это была уже совершенно другая история.
Короче, Счастливчик возился в дерьме. Облаченный в резиновые перчатки, с резервной переноской на всякий случай и ведром у ног, с полным набором специально приспособленных под это грязное дело щеток и скребков и заткнутой за ухо сигаретой на случай, когда все заебет и нужен будет срочный перекур, он как раз менял содержимое лотка из витрины с восхитительно уродливыми котятами сфинкса, когда на входной двери зазвенел колокольчик. Не поведя и бровью, Конор продолжал свое грязное дело. Если в магазин просто зашли зеваки - они бы справились с тем, чтобы найти обратный путь. Если это были добропорядочные покупатели - они бы нашли продавца. Если это были воры… Что ж, это было бы даже смешно.
Однако Счастливчика окликнули. Примечательно, даже по имени. Голос был незнакомый, но Конор все равно отозвался:
- Я тут, блядь!
Запихнув вычищенный лоток со свежим наполнителем обратно в витрину и захлопнув дверцу, владелец пет-шопа отвлекся от своих обязанностей и повернулся в ту сторону, откуда шел голос. Из-за стеллажей к нему вырулил пацан. Не просто пацан, а пацан натуральный. В смысле - мелкий еще, с тощей шеей и торчащими ушами.
Конор смерил его взглядом с макушки до пят. На мечущуюся в поисках подработки до начала учебного года школоту этот не тянул, но и на детей никого из знакомых похож не был.
- Че надо?

+1

4

– Отвали, бля, – буркнул Трой на затявкавшего было большеголового несуразного щенка. Тот явно напрашивался на игру и ласку, радостно виляя хвостом и прыгая по клетке, пока О'Коннелл пытался сообразить, где ему искать откликнувшегося хозяина. Судя по зычному и грубому голосу, его там ждал настоящий бандюган – какой-нибудь коренастый, мускулистый, бородатый и весь в наколках. Если что-то пойдет по пизде – Трой просто охуительно влип.

Он прошел несколько рядов под внимательными взглядами любопытных животных, настороженно поглядывая по сторонам и с непривычки изредка морщась от насыщенного запаха разнокалиберного дерьма. На мистера МакГрата Трой натолкнулся у витрин с пискляво мяукающими и до жути похожих на крыс котятами и от неожиданности сделал шаг назад. Окей, как минимум с бородой он угадал. МакГрат, даже в заляпанных дерьмом перчатках и с щетками в руках, смотрелся дохера грозно и явно был не рад всяким там посетителям. Ну, Трой и не рассчитывал, что его будут встречать пинтой пива и крепкой сигарой.

– Я Трой. Трой О'Коннелл. Сын О'Коннелла, который типа у вас был, но сел лет, эээ, пятнадцать назад. Ну, вроде медвежатник. За мокруху сел. Помните? – нечитаемое лицо МакГрата поубавило Трою борзости. Он очень ярко осознал собственный идиотизм и глупую амбициозность: вот так прийти и, как тупой баран, постучаться лбом еще надо было додуматься. Но поворачивать назад было поздно. – Я, это, к вам хочу, короче. В "Вестиз". Возьмете?

Отредактировано Troy O'Connell (18.05.2016 19:47:43)

+1

5

Вот пацан хоть и не напомнил с первого взгляда никого из детей знакомых, но таковым оказался.
По счастливой случайности О’Коннела Конор не просто знал. Они пересекались в Райкерсе, как раз в тот период, когда медвежатник только присел, а Счастливчик еще не вышел. Пересекались немного, за мокруху держали, ясен пень, в большей строгости, но общее мнение об О’Конноле у Счастливчика было приятным. Он бы, что называется, “свой” даже со всеми сотворенными косяками и внутричерепными тараканами. От одного упоминания старого знакомого повеяло щемящей сердце ностальгией, пусть и состояла подоплека для этой ностальгии в совместном поглощении жрачки с пластиковых подносов в тюремной столовой и синхронном пускании струи в соседние писуары. Стоило признать, в тощем подростке, припершимся козырять папашиным именем, если посмотреть повнимательнее, можно было найти фамильные черты, только подбрасывающие дровишек в топку воспоминаний.
Однако одного упоминания фамильных связей для трудоустройства в Вестиз было явно маловато. Строгое кадровое агентство МакГрат-руки-в-дерьме, потому и не присаживалось за решетку в третий раз, что стало осмотрительным и до отвращения среди молодежи мерзким перестраховщиком. Как говорил Конору его отец, чтобы черти в аду ему были друзьями: недооценивать не стоило в жизни трех вещей - своей буйности по пьяни, желания трипперной шлюхи срубить бабла и хитрожопости легавых. В зависимости от ситуации приоритеты каждого из трех пунктов разнились, но вот конкретно сейчас стоило сосредоточиться на легавых. Конечно, подослать похожего пацана или даже завербовать себе (чем дьявол не шутил - и ирландцы попадались с гнильцой) реально О’Коннеловского сына, разводом было левым, особенно после того, как вся криминальная братия посмотрела Отступников. Но, опять же, Счастливчик с годами становился все более и более несносным в своей подозрительности.
- Ага, знал твоего батю, да. Хороший человек.
Конор запер сфинксов и сделал шаг влево - к умилительно-уродливым, коротколапым манчкинам. Схема действий с этими засранцами была в точности такой же, как и со всеми прочими - открыть витрину, забрать лоток, вытряхнуть его содержимое в ведро, сыпануть чистого наполнителя, запихнуть лоток обратно. Никаких сантиментов. Вот и с Троем было примерно так же, как с кошаками - по отработанной для юных талантов схеме.
- Только я уже давно завязал. Нужна подработка - могу в магазин устроить.

+1

6

На памяти Троя это был первый раз, когда о Грегоре О'Коннелле кто-то отзывался хорошо. Не многоэтажными матерными нагромождениями пополам с проклятиями, не гнилыми соседскими сплетнями, в которые Трой никогда не верил. Оторвал голову голыми руками? Три дня ебал жену на трупе лузера-соперника? Распилил на части и сварил из жмурика бульон? Да ну нахуй, что за бред. Меньше кабельного смотреть надо.

Так вот, мистер МакГрат умудрился одной фразой придать призрачному и оттого совершенно неясному образу отца в представлении О'Коннелла какое-то авторитетное сияние, всколыхнув детское любопытство. Трой закусил щеку, давя в себе сентиментальный порыв завалить владельца зоомагазина вопросами о своем бате-зэке. Сейчас было важнее другое – то, что несмотря на правильно взятый след, членство в легендарных "Вестиз" не становилось к нему ближе.

– В смысле – совсем-совсем завязали? – недоверчиво уточнил О'Коннелл. Уилсон, давший ему наводку на МакГрата, хоть и был пиздецки вонючей крысой, которую ни одна уважающая себя банда не хотела держать у себя, тем не менее, всегда был в курсе самых свежих новостей и тухлыми сведениями не торговал. Трой не мог поверить, что именно его оброк, белоснежный, как колумбийский снег, чем-то не угодил информатору, и тот слил ему дезу насчет МакГрата. Или Уилсон не знал сам? Или...

Если оставить побоку незаконченную школу и трудности со сложением буквы в слова, имбецилом Трой точно не был, иначе гнить бы ему давно по колониям для малолеток. И верхом идиотизма было бы держать за дурака МакГрата. Тот же Уилсон сказал, что вот этот грозный мужик, так уверенно расправляющийся с лотками кошачьего дерьма, последний раз серьезные проблемы с копами имел чуть ли не десять лет назад – то ли был дохуя осторожным, то ли действительно завязал. О'Коннелл оглядел магазинчик с его разношерстной и многоголосой компанией и вздохнул. Похуй, даже если так, брезгливым Трой не был, к животным, их какашкам и запахам испытывал лишь равнодушие. Работать здесь это ему никак не помешает. Все равно другого заработка в ближайшее время пока не предвидится. А там, глядишь...

– Ну жаль, хули делать. А бабло лишним не бывает, – Трой сунул руки в карманы и пнул носком потрепанного кеда упавшую гранулу наполнителя. – Чо мне надо будет делать?

Отредактировано Troy O'Connell (05.06.2016 22:04:07)

+1

7

Не сказать, чтобы в организованной преступности напрочь отсутствовала такая вещь, как дедовщина. Шестерки на то и были шестерками, чтобы огребать подзатыльники от старших да нырять с головой в выгребные ямы, когда те прикажут. Только Конор этой всей дрянью и переболел уже давно, и сам себя в скромной ирландской организации поставил на такое место, чтобы ни с ответственностью большой не связываться, ни с принятием решений, ни с борьбой этой всей за власть. Соответственно приказы он лично не раздавал и шестерок без воспитательных целей и лишней надобности не чмырил. И может, если бы этот О’Коннеловский сынок действительно устраивался к нему в магазин на принеси-подай, то Счастливчик и вручил бы ему ведро с дерьмом и указание чистить клетки отсюда и до закрытия “Щеночка”, но, по правде, лишние работники лично в МакГратовское подчинение, как десять лет не требовались, так и не нужны были еще столько же.
В пацане Конор видел, хоть и ни на градус не обернулся в его сторону от клеток, повод для подозрений, потенциально возможное мясо в Вестиз и сына своего кореша. Именно в такой последовательности. Посему этот Трой подлежал проверке, передаче дальше к ирландцам поважнее, ну, и, может быть, если все сложится удачно, дружескому похлопыванию по плечу. В последнее, будучи по жизни в первую очередь изрядной сволотой, а во вторую - пессимистом, Конор, разумеется, не верил, но пока пацану ответил почти дружелюбно.
- Завтра приходи к открытию, придумаю, чем тебя занять, - тут на малого Счастливчик все же посмотрел, правда, ни единым мускулом не отразив того добродушия, которое включил в прощальную фразу. - Всегда рад помочь детям друзей.
Доубирал говно из-под умилительных комочков шерсти МакГрат в одиночестве, не гордом, но задумчивом. Чтобы шестеренки механизма по вливанию свежей крови закрутились с максимальным эффектом, надо было понять, как их правильно завести и расставить. По итогам своих размышлений Конор позже вечером начал копать под младшего О’Коннела в пабе, а закончил следующим утром за прилавком несколько помятым и со спасительной бутылкой пива, которая попеременно то вливалась внутрь, то выполнла роль компресса. Настроение было скверным, но встретить пацана на пороге теперь было чем. 
- Значит, машину угнал…- Конору тяжело дышалось и, парадоксально,до смерти хотелось курить. - Как вышел так быстро?

Отредактировано Conor McGrath (13.06.2016 21:37:42)

+1

8

По всем законам жизни неприятно попахивающее ведерко вместе с арсеналом лопаток должно было немедленно перекочевать к Трою. Его предыдущие работодатели всегда торопились спихнуть на удачно и, главное, добровольно подвернувшегося сопляка свою грязную работу, чтобы затем с облегчением выдохнуть и занять себя более приятными мыслями, как бы при расчете наебать свою несовершеннолетнюю наемную силу. Для таких случаев (и не только) О'Коннелл всегда таскал в рюкзаке "перо". Остро заточенное железо всегда было убедительнее трудового кодекса.

Мистер МакГрат почему-то так делать не стал. Трой почти достал руку из кармана, чтобы потянуться за орудиями труда, но нахмурился и засунул обратно. Это типа проверка? Соскочит он или нет? Или что?

– Сегодня я вам не нужен? Ну ок, – О'Коннелл пожал плечами и хмыкнул. – Тогда до завтра, мистер МакГрат. И это... Ну... Спасибо.

Невыносимо завоняло сентиментальностью, и Трой поспешно развернулся, беря курс на выход. Пара десятков любопытных глаз-пуговок провожали его до самой двери. Снова звякнул колокольчик. Уже на крыльце О'Коннелл допер, что не спросил про часы открытия – пришлось напряженно всматриваться в налепленное на двери расписание. По счастью, нужные цифры были намалеваны крупно и прямо по центру, единые для всех дней недели и времен года – по крайней мере, Трой надеялся, что все именно так. Пиздец неловко будет опоздать в первый же рабочий день к "Счастливчику" МакГрату.

Поэтому утром из дома невыспавшийся О'Коннелл выходил очень заблаговременно, попутно матерясь на свою откровенно хуевую вечернюю идею завалиться потусить к корешам. Хорошо еще бухать отказался. Дверь зоомагазина он толкнул ровно в назначенный час и едва успел буркнуть приветствие. Мистер МакГрат тоже времени зря не терял. Трой сочувствующе похмыкал на его откровенно похмельную рожу, хотя сочувствовать скорее надо было ему самому – кого-то явно собирались вскрывать и рассматривать, как поставленную раком лягушку. По крайней мере, на своих редких уроках биологии Трой располагал труп животного именно так.

– А меня не посадили, – осторожно начал О'Коннелл, не уверенный до конца, можно ли сообщать мистеру МакГрату все подробности своего счастливого освобождения. Вряд ли, конечно, он пойдет потом сдавать своих. А если и пойдет – дело на Троя уже уничтожено, а все остальное можно списать на подростковую фантазию и желание приколоться. Трой вздохнул и продолжил, понизив голос. – Коп, которому меня сдали, оказался из ваших. Тоже папашку моего знал. Ну, он и выпутал. Там еще такой шухер был в участке, никто на меня внимания не обратил. И ваще там херня вышла. Я не угонял, друг попросил забрать его тачку, а ключи дать забыл...

Отредактировано Troy O'Connell (18.06.2016 21:03:28)

+1

9

В целом, Трой продержался уверенно, не начав Счастливчику: а) откровенно пиздить; б) задавать лишние вопросы, мол, откуда тот вообще узнал про машину. Рассказал все по честному, как и было, загнув только в самом конце и, видимо, ради того, чтобы подстраховаться на случай, если его новый работодатель действительно вступил на неровный путь благочестивой законности. Такая демонстрация доверия, будь она хоть трижды деланной, новичку только поощрялась, хотя отмазка вышла банальной до того, что Конору в пору было поржать с нее, не боли у него так сильно голова. Он все же хмыкнул, хотя и прислонил предварительно спасительно холодненькое стекло к виску. 
- А потом я так же попрошу тебя присмотреть за кассой, а ключи дать забуду, да? - вопрос ответа не очень требовал, потому что подпускать пацана к деньгам в этом месте никто не собирался. Да и не водились тут, в открытой для посетителей зоне, такие деньги, к которым его страшно было бы подпускать. То ли дело в подсобных помещениях...
Конор хмыкнул еще раз, в один глоток добил пиво, и поставил бутылку под стойку продавца, чтобы не смущать её видом всех тех благочестивых ископаемых, которые единственные хаживали к нему с утра пораньше в будний день.
В голове у Счастливчика, хоть и стало немного хмельно, но по сравнению с тяжелым утром более-меннее прояснилось, по крайней мере, вчера обговоренный и подтвержденный с умными и знающими людьми план для проверки новичка в ней всплыл. План был местами ржачный. Конор даже немного жалел, что никто не увидит его приведение в действие. Он неопределенно махнул Трою рукой в сторону выхода и выбрался из-за прилавка.
- Закрой там дверь на щеколду, и пошли. Есть у меня для тебя одно дело.
Проведя пацана мимо полок, клеток, аквариумов и витрин, он открыл дверь в подсобку, а из нее - в подвал, одновременно служивший пет-шопу маленьким складом. Складывались здесь не только корма и ошейники, но внешне хранилище все равно выглядело как ряды стеллажей, коробок на них и коробок в коробках. Непосвященного человека здесь мог насторожить разве что стоящий в глубине, на расчищенной от скарба территории, самый банальный икеевский стол с четырьмя стульями вокруг. На один из них Конор и сел, “забыв” при этом пригласить за стол своего “работничка”.
Не спеша, МакГрат достал сигареты, закурил, пододвинул к себе стоявшую на столе пепельницу, и, чуть щурясь, чтобы потянувшийся вверх дым не попал в глаза, сказал Трою одно единственное слово:
- Раздевайся.
Выражение лица у Счастливчика было убийственно серьезным.

+1

10

Все это было хорошим знаком: и удовлетворенное похмыкивание мистера МакГрата, и усталое понимание, с которым он смотрел на Троя, и подъебка его кривой и наивной отмазы, на которую О'Коннелл только смущенно усмехнулся и невзначай покосился на кассовый аппарат за прилавком – система была незнакомая, но в случае необходимости Трой бы справился и с ней. Блять, да даже то, что МакГрат зашел с косячного угона того задрипанного Доджика – все прям орало о том, что сучка Уилсон его не обманул: "Счастливчик" явно был в деле, несмотря на свои вчерашние слова. Завязавшим с криминалом такую инфу вряд ли кто бы слил, а в полицейской базе Трой с этим недоугоном не числился, храни боженька продажные фараонские душонки.

От восторженного предвкушения О'Коннелл, почуявший, что ветер дует в нужную сторону, разве что на месте от нетерпения не подпрыгивал, пока МакГрат с похмельной тяжестью расправлялся с бутылкой. Утренний недосып и мрачное настроение на радостях дали по съебкам, ни пиздюлинки от себя не оставив. В любом случае их бы сдуло той порывистостью, с которой Трой рванул исполнять свое первое поручение. Картины предстоящего посвящения – а Трой уже не сомневался, что к этому дело и идет – тасовались в его мыслях, одна красочнее другой.

В подвале магазинчика, куда забывающего дышать от восторга О'Коннелла отвел мистер МакГрат, не было ни развешенного по стенам арсенала, ни мешков с баблом, ни небрежно затертых пятен крови. Короче, нихуя от того гангстерского антуража, который Трой впитал в себя вместе с дешевыми фильмами о бандитах.  Типичный склад: простые полки, невзрачные коробки, Трой в таких подсобках ковырялся на каждом втором своем месте работы. Только стол выбивался, хер знает зачем здесь забытый. Может, чтобы МакГрату было удобнее коробки разбирать, откуда О'Коннеллу знать. Восторга поубавилось – Трою вдруг стало казаться, что его наебывают.

С последовавшим коротким приказом смутное ощущение резко переросло в масштабный ахуй.

Трой тупо вылупился на "Счастливчика", невозмутимо раскуривавшего сигарету. Мысли его забегали, как нигеры с поджаренными жопами. Одно дело, если МакГрату хочется оценить физическое состояние потенциального рекрута. А если нет? Если О'Коннеллу, долбоебу такому, сначала следовало узнать, не начинают ли шестерки в Вестиз с проституции, и сейчас его будут разглядывать с точки зрения возможной игрушки для ебли? Блять, а если Троя феерично наебали и ни к каким Вестиз этот владелец зоомагазина отношения не имеет, просто воспользовался ситуацией, чтобы заманить в свои педофильские сети приглянувшийся кусок мяса? От такого расклада О'Коннелл как-то разом вспотел и заоглядовался по сторонам, прикидывая пути побега. Внимательные, прищуренные глаза напротив как будто дыры жгли в его белой, разрисованной лишь первыми пробами татуировок шкуре.

– А... А нахуя вам? – выдавил Трой кое-как, бессознательно пытаясь натянуть пониже и без того растянутую футболку. – Если вы это, ебете детей, то я не подойду, мне уже 18 почти. Вы меня отпустите просто, я никому не скажу, бля, мамой клянусь!

+2

11

Смотреть на то, как меняется в лице пацан, было охуительно. В общем-то по одной вытянутости удивленной рожи Конору было понятно, что на себе прослушки пиздюк не таскал и ссал сейчас реально за сохранность своей тощей жопы, а не за то, что его могут раскрыть, как крысу. До чего эта девочка стеснялась показывать незнакомому дяде сосочки! Счастливчик спецом затянулся покрепче, чтобы не заржать прямо сейчас, а выждать момент. Однако, после того, как Трой выдал заворот, что Конор ебет детей, он круто поперхнулся дымом и надсадно закашлялся. Это был просто плюс один анекдот на все встречи Вестиз, между собой или с товарищами, по всему Восточному побережью. 
Сквозь сотрясающие тело спазмы и проступившие на глазах слезы, МакГрат едва не наощупь затушил окурок в порядком забитой пепельнице, отчего несколько его старших собратьев вывалились наружу, испачкав пеплом столешницу. Еще пару раз кашлянув, Счастливчик хрымкнул в кулак, основательно вдохнул, засопев носом, и поднялся. Надо было еще немного дожать момент.
- Слышь, пацан, подойдешь ты или нет, не тебе решать.
Он поднялся из-за стола и, с грозным видом разминая кулаки, сделал шаг по направлению к Трою. В принципе, даже отсюда было видно, что из-под растянутого ворота едва ли не до колен уже натянутой футболки не торчит никаких проводов и её ткань не облепляет ничего эдакого на впалой пацанской груди. Совсем расслабляться и списывать с О’Коннеловского отпрыска возможность подставы не стоило, но можно было перестать его стращать хотя бы сейчас.
- Мне убедиться, что на тебя микрофон не повесили, дебил. Да не, уже можешь не снимать ничего, и так все понятно.
Теперь уже неприкрыто склабясь Счастливчик сделал еще один шаг. На этот раз в сторону, к стеллажу слева от стола. С находившейся на уровне глаз полки он стянул картонную коробку со знакомым всем и каждому лейблом Pedigree, поставил на стол, повозился в содержимом и вытащил оттуда бумажный куль. Судя по стуку, с которым куль лег рядом с коробкой, в нем было что-то тяжелое.
- Слышал, позавчера двух итальяшек в Куинсе положили, а оружие не нашли? Так вот… - Конор кивнул на пакет, - От содержимого надо избавиться. Вынеси его отсюда и утопи к хуям. Сделаешь - дам сотню.
МакГрат подвинул пакет ближе к Трою, и водрузил коробку с собачьим кормом на место. Спрятанный под бумагой пистолет, естественно, чистый и даже не того калибра, с которого шмаляли по макаронникам, было немного жаль, но все же тонуть ему, если пацан оказывался без гнильцы, предстояло ради дела благородного, ради которого можно было смириться с некоторыми потерями.

+1

12

Он пиздец как влип. Трой напряженно следил за надсадно кашляющим МакГратом и все сильнее, так, что костяшки чуть ли не посинели, цеплялся за ткань футболки. Походу, слова О'Коннела попали прямо в цель, раз Счастливчику от такого неожиданного разоблачения сильная затяжка не в то горло поперла. Блядский, блядский пиздец! Ну вот кто тянул Троя за язык? Отделался бы малой кровью и дал по съебкам, а теперь хера с два кто его живым отсюда выпустит. Он инстинктивно шарахнулся назад, стоило МакГрату подняться, тощими руками закрыл живот. Правда, едва ли это ему чем-нибудь бы помогло: кулачищи у бородатого ирландца тоже были... ирландские.

От ужаса желудок свело болезненной судорогой, Трой сморщился: не хватало еще штаны обосрать. Он и так с тоской думал, какая бесславная ждет его смерть – на пороге совершеннолетия в логове педофила. Просто охуенное невезение. О'Коннелл вдохнул поглубже, подбирая слова для нового круга увещеваний и уговорами решить дело без лишней грязи...

и со вселенским облегчением выдохнул, когда МакГрат, злорадно лыбясь, разрубил напряженную тишину. Сука, вот он реально дебил! Удивительно, как Счастливчик сразу же его не пристрелил, идиота тупоумного. Зато повеселился, походу, от души. Трой расправил злосчастную футболку, смахнул с виска пот. Практически выкормленный криминалом, О'Коннелл даже не допустил мысли, что кто-то может счесть его засланным казачком. Даже, блять, обидно как-то: он к МакГрату с, сука, открытой душой, а тот на нем подслушку ищет.

– Вы меня зря за крысу держите, – оскорбленно пробурчал Трой, засовывая руки в карманы. – Я своих не сдаю.

Он бы еще повозмущался, задетый до глубины своей душонки такими предъявами – теперь, когда ему точно ничего не грозило, пережитый стресс рвался наружу привычным потоком слов, – но МакГрат достал из коробки подозрительно стукнувший металлом пакет. Трой подошел поближе и чуть ли шею не вытянул – он уже предугадывал, что там внутри, и не терпелось убедиться в собственной правоте.

– Что-то такое слышал, – неопределенно протянул О'Коннелл, равнодушно качнув головой. Больших усилий ему стоило не заорать торжествующе: вот это точно было самое настоящее испытание, прямо как в кино, как он ждал. Его реально могли взять в Вестиз! Не обманул, не обманул сучонок Уилсон! Трой на радостях даже пообещал себе проставиться.

На самом деле он в душе не ебал, действительно ли в Квинсе стало двумя макаронами меньше. В передряги между бандами Трой никогда не лез, а в огромном мегаполисе каждый день кто-то ласты клеил. От жмуриков же лучше было держаться подальше, если нет желания остаток жизни жрать баланду и спать на нарах. Но какая, нахуй, разница, знал он о недавнем убийстве или нет? Задание было, в общем-то, предельно простым.

Трой кивнул и осторожно взял пакет, даже не стал заглядывать внутри – под шуршащей бумагой хорошо ощущались тяжелая рукоятка и широкий ствол. Оружие в руках, да еще и такое "заляпанное", напрягало, но О'Коннелл старался держаться уверенно и сосредоточенно соображал, где его точно не запалят. Будь пушка чистой и не от МакГрата, он бы, возможно, еще задумался и придержал ствол у себя, что потом кому-нибудь толкнуть. Но тащить домой "хвост" было явно херовой идеей. Как и обманывать Счастливчика.

– Не вопрос, сделаю. Без разницы, когда и где его топить? – деловито уточнил Трой, мысленно прикидывая близлежащие водоемы и порты.

+1

13

План с пушкой был прост. Если пацан был подставной, то он бы потащил её копам, потому что хуле было упускать такую улику, как грязный ствол. Если пацан был мудак - он бы оставил ствол у себя, потому что ствол - это круто. Мудакам, к слову, вход в Вестиз настрого закрыт не был. Надо же кого-то подставлять и сдавать за решетку время от времени, чтоб легавые не нервничали. Но лучшим бы вариантом было, если бы пушку Трой все же вышвырнул. Не из одних теплых чувств к его бате, разумеется, а хотя бы с тем понтом, что кровь в банде надо было иногда обновлять и взращивать под это дело новое, молодое и перспективное поколение.
Короче, за стебом, издевками, подставами и общим скепсисом, свозь которого все свежая зелень казалась безгранично тупой, Счастливчик, как специалист по работе с молодежью, все же пытался прощупать хоть какие-то намеки на светлое ирландское будущее. Однако то ли от того, что сам он старел с каждым новым днем в конченного брюзгу, то ли от того, что наркотики со времен его юности становились все хуевее и хуевее, но как-то самородков пока не попадалось. Одни выродки. Вот и Трой при всем перспективном генофонде своем все же тупил, или, прости, блядь, господи, стеснялся действовать самостоятельно.
- Где ты его утопишь, меня не ебет вообще, главное не светись. Как только ты с этим дерьмом на улицу выйдешь - я тебя знать не знаю. Попадешься - твои проблемы. Но как сделаешь - приходи за мистером Франклином и новой работой. Считай, на испытательном сроке пока.
Недвусмысленно ткнув пацану на дверь, Конор принялся водружать коробку с Pedigree и не только на место. До новой работы Трою, конечно, пришлось бы еще потерпеть с недельку, пока МакГрат с ребятами удостоверятся, что к легавым пушка не попала и ни в какой подворотне им малой перед друзьями не размахивал, зато потом заданий для пацана нашлось бы достаточно. Скоро в Нью-Йорке начинался учебный год, а с ним и студентики повышали оборот наркоты, и с охраняемых ирландцами заведений процент сообразно прибыли увеличивался. Руки лишними не были.

+1

14

С солидным видом покивав, типа, он все понял и базара ноль, оформит по высшему разряду, Трой подтянул болтавшийся за спиной потрепанный рюкзак и запихал шуршащий пакет на самое дно, заботливо закидав сверху всяким валявшимся там дерьмом. Руки тряслись, как у блядски перебравшего алкоголика, но больше ничем О'Коннелл мандража не выказывал – боялся, что МакГрат, заметив его волнение, передумает и даст какое-нибудь совсем невзрачное поручение для даунов. Или, вон, дерьмо за котятами выгребать поставит. На такое Трой, мысленно уже причисливший себя к Вестиз, теперь был не согласен.

Пожелав Счастливчику удачного дня, О'Коннелл, перешагивая через две ступени, выбрался из подвала, торопливо дошагал до входной двери и резко толкнул ее, забыв, что сам же и закрывал ее на щеколду. Разобравшись с препятствием, Трой вывалился на улицу, жмурясь от бьющего в лицо августовского солнца. Какой-то еблан-прохожий, несущийся по своим делам, зацепил его плечом, но Трой даже не обматерил его вслед, переполненный торжеством и осознанием собственной избранности. Блять, он смог! Из всей кодлы своих сверстников, так же, как и он, пробивающих себе дорогу в жизнь на улицах, он один сумел добраться до легендарной группировки и почти стать его частью. Только у него в сумке сейчас болталась волына, из которой один из Вестиз грохнул итальяшку. И только ему доверили избавиться от улики. Именно это, собственно, и останавливало О'Коннелла от того, чтобы заорать и запрыгать от радости. Привлекать внимание ему сейчас было охереть как не с руки.

Оглядев улицу на предмет фараонов, Трой покрепче вцепился в лямку рюкзака и уверенной рысью двинулся к дому. Делать что-то с пушкой посреди дня не казалось ему умной идеей, как и разгуливать с ней по городу. Трой рассчитывал пересидеть на хате до ночи, а там уже двинуть на набережную Гудзона, где, как он помнил, был уходящий в залив удобный пирс.

Мать, похоже, ушла на смену – пустая квартира, пропахшая сигаретами, дешевыми духами и чем-то горелым, непривычно молчала. Трой дошел до своей комнаты, запер дверь на задвижку и только после этого достал из рюкзака заветный пакет. Почти не дыша, он развернул шуршащую бумагу и заглянул внутрь. Пистолет тускло поблескивал и своей опасной чернотой едва не гипнотизировал. О'Коннелл плохо разбирался в огнестреле – видел издалека у каких-то знакомых и некоторых мамкиных хахалей, держал в руках пару раз травмат да шмалял по виртуальному противнику, когда удавалось у кого-то поиграться в шутер на приставке. Для самообороны хватало ножей и кастета, а промышлять грабежом и мокрухой Трой не собирался – дохуя рисковое мероприятие. Да и денег на нормальный, не запаленный ствол с лицензией у него банально не было.

Поэтому с лежащим сейчас перед ним пистолетом Трой обращался как со святыней: резко старался не размахивать и из пакета не вынимал, чтобы не оставить отпечатков. Однако время до ночи коротать как-то надо было, а от искушения покрасоваться с пушкой перед зеркалом О'Коннелл сбежать не сумел. Угловатый и ушастый подросток в отражении с чем-то, завернутым в помятую бумагу, смотрелся нелепо, но себе Трой казался до охуения крутым. Ему почти восемнадцать, он выполняет задание для ирландской банды, блядь, да завтра ему весь мир по колено будет!

Досидеть до темноты в собственной комнате оказалось настоящим мучением. Играться с волыной надоело очень быстро, как и дрочить на собственную охуенность и старые эротические журнальчики. Трой даже успел вздремнуть и от скуки навести в комнате какое-то подобие порядка. Все это время можно было провести куда интереснее, но оставлять пушку где-то без надзора О'Коннелл опасался, а шарахаться вместе с ней по городу не рисковал. Наконец, когда время двинуло уже к полуночи и со смены вернулась мать, Трой нацепил на себя темную кофту с глубоким капюшоном, подхватил рюкзак и выскочил из квартиры, предупредив, что он идет гулять.

Адская Кухня и Манхэттен даже поздним вечером рабочего дня не собирались засыпать. Народу на улицах хватало, и Трой все ниже натягивал капюшон. Ближе к набережной, правда, толпа рассасывалась, а рядом с промышленными пирсами и вовсе почти никого не было. О'Коннелл дошел до раскинувшегося на берегу Гудзона парка и свернул на вдававшийся в залив мол. На уединенных скамейках еще ютились целующиеся парочки, но до Троя им, походу, дела не было. На самом краю пирса была небольшая площадка, за перилами которой о камни бессильно бился Гудзон. Один фонарь здесь как раз перегорел, а камерами даже и не пахло. Трой облокотился на поручни и, вытащив из кармана смятую пачку, закурил.

На той стороне пролива светился огнями Нью-Джерси. За спиной у Троя торчал небоскребами Манхэттен и оттягивал плечо первый по-настоящему важный выбор. Только оказавшись посреди черной воды, в шаге от выполнения своей миссии, Трой всерьез задумался оставить ствол себе. С пушкой он сможет провернуть гораздо больше. Или сможет загнать кому-нибудь по неплохой цене, О'Коннелл знал подходящих людей. Счастливчик никогда не узнает, копы никогда не найдут, а Трой вместе с местом в банде получит хороший навар. Но если он все же спалится? Если перекупщики спизданут, что это он принес пушку? Тогда от тюрьмы не отмазаться, а сверху на него повесят еще и мокруху, и сидеть О'Коннеллу долгие-долгие годы.

Догоревшая до фильтра сигарета обожгла пальцы. Трой выбросил окурок в воду и решительно стащил с плеча рюкзак, вытащил со дна сверток и, размахнувшись, швырнул его в Гудзон. С глухим всплеском ствол пошел ко дну, забирая с собой все колебания О'Коннелла, и с чувством выполненного долга тот пошел домой.

А утром следующего дня Трой еще до открытия зоомагазина торчал на крыльце, растирая слипающиеся глаза – уснуть этой ночью он так и не смог.

0


Вы здесь » Hell's Kitchen » Woodlawn Cemetery » (18.08.2011) HR и котики


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC