Hell's Kitchen

Объявление

Приветствуем на Hell's Kitchen!

На нашей кухне вы найдете: криминально-кулинарный реал-лайф, NC-17, пассивный мастеринг с возможностью заказать в свой квест NPC от ГМ и квесты, ограниченные только логикой и здравым смыслом.

Игровое время:

Весна 2016 года
прогноз погоды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hell's Kitchen » Greenwich Village » (13.01.2016) Hopeless Opus


(13.01.2016) Hopeless Opus

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://i.imgur.com/5Sa4EJX.jpg

Hopeless Opus
Eli James, Troy O'Connell

13 января 2016; наркопритон на окраинах Нью-Йорка.

Что такое "повезло попасть под полицейскую облаву" и как с этим бороться.

+1

2

- Надеюсь, ты надел противоблошиный ошейник, Джеймс? - хохотнул Рамирез и в ответ заработал кривую улыбку, что-то среднее между "ценю твой юмор, ублюдок" и "чувак, о боже, во имя бога шуток, заткнись". В половине пятого утра всякое желание смеяться Илаю отказывало: он хотел спать, уже успел проголодаться, и четыре этажа потенциальных кислотных бомжей энтузиазма не внушали.

- Внимание! Здание оцеплено полицией! - бубнила Лэнг в громкоговорителем, вызывая желание запихнуть мегафон ей в задницу, хотя обычно туда просилось кое-что другое. Илай криво улыбнулся своим мыслям, поправил бронежилет и жестом паранойи проверил, заряжен ли пистолет. Черный ход поддался удару ноги, оказался незапертым, и открывшееся темное нутро дома потребовало достать фонарик. Джеймс зажмурился на один глаз, давая себе привыкнуть.

Ну что же.

В такие моменты Илай чувствовал себя сродни человек, зашедшему поздно ночью на кухню и включившим свет. Вот только вместо мясистых, ленивых тараканов, от него разбегались люди. В местном наркопритоне никого крупного не должно было найтись, насколько понимал Джеймс, в основной массе торчки, на которых можно будет повесить пару-тройку удобных висяков - а может, по случаю, раскрыть и настоящее дело.

- Не спи, - недовольно буркнул за его спиной Рамирез, и пришлось встряхнуться, поднять пистолет выше и направить на первую копошащуюся, вонючую до блевоты кучу. Полицейские шли снизу вверх: здание отстояло от прочих из-за недавнего пожара, бельмом торчала в относительно приличном месте и уйти по крышам едва ли предстояло возможным. А реши кто спастись с четвертого этажа - так скорую помощь никто и не думал вызывать.

- Документы есть? - с неприязнью спросил Илай очередную груду говна, притворяющуюся человеком.

- Эй, Джеймс! - окликнул его Рамирез, ушедший в соседнюю комнату. - У нас тут пацан.

- Чё? - отозвался Джеймс, отрываясь от увлекательнейшего монодопроса. На его удивление, здесь оказалось почти чисто: заклеенные газетами окна не пропускали света, но пол можно было разглядеть не под грудой разнообразного хлама. И, удерживаемый Размирезом на прицеле, на Илая в самом деле набычившись смотрел почти приличного вида пацан.

- Имя, - без особого интереса потребовал Джеймс. - Документы, - и без долгих пауз, уже напарнику, - отволоки его в машину, в участке разберемся.

+1

3

Такую дыру, в которой Джо назначил ему передачу товара, еще надо было поискать. Трой брезгливо обходил лужи блевоты и морщился при виде обдолбанных в край, выставивших на обозрение свою пизду шлюх. Это в принципе нихуя не возбуждало (что-то очень похожее О'Коннелл и дома изредка видел), а в четыре утра – тем более. Трой молча радовался, что это последняя точка на сегодня, и усердно тер глаза, стараясь не заснуть, пока Джо отстегивал ему бабосы.

– Заебись, – кивнул О'Коннелл, на всякий пересчитав купюры, и сунул их во внутренний карман. Джо хлопнул его по плечу и растворился в мерзко воняющей темноте. – Бывай.

Естественно, дорогу на выход искать предстояло самому, а про лампочки в этом героиново-кислотном аду никто не слышал. Трой пробирался почти на ощупь, пару раз наступив на бессознательных торчков. Ощущение было, словно наступаешь на труп – хотя, вполне возможно, кто-то из наркош уже на самом деле двинул кони. О'Коннелл надеялся убраться отсюда как можно скорее и при этом не сблевануть. Такое зрелище, еще и подкрепленное опытом проживания с наркоманкой-матерью, надежно уберегало Троя от желания пробовать что-то тяжелее экстази и кокаина.

Но, разумеется, он, сука, заблудился! О'Коннелл понял это, когда во второй раз прошел мимо лениво ебущейся парочки. Он пнул подвернувшегося чувака с напрочь отсутствующим взглядом, кое-как добился от него осмысленности на лице и уверенности в направлении, где находился выход. До двери он не дошел: вой сирен заставил его инстинктивно шарахнуться внутрь. Изуродованный громкоговорителем голос обрадовал Троя, что полиция оцепила здание.

– Пиздец. Ебаный нахуй четырежды блядский пиздец! – О'Коннелл завертелся по комнате, как пойманный в ловушку лис. Только облавы не хватало, у него так хорошо все шло! А тут, блядь, еще не ясно, чьи это фараоны и будет ли кто из "своих". – Сука, сука, сука!

Отчаяние Троя мощным ударом прилетело по почкам еще одному бедолаге, а сам О'Коннелл попытался забиться в угол, надеясь, что его не увидят. Ага, хуй там был: первый же коп, зашедший в комнату, ослепил его фонарем и за шиворот вытащил на центр. Еще и напарника позвал, вообще пиздец.

– Дяди, вы чо, какой участок, я тут вообще случайно! – затараторил Трой, надеясь отбрехаться и спастись малой кровью. – Я не из этих, по мне же видно, я друга искал! Бля, не надо меня никуда тащить, меня мать дома ждет!

Отредактировано Troy O'Connell (18.05.2016 19:51:40)

+1

4

Илай даже не удивился. Вот нисколько.

- Конечно, случайно, - дружелюбно согласился он. Даже кивнул. - И мы, как хорошие копы, поможем тебе проверить, не спрятался ли твой дружок в нашей машине. Ты ведь его там не искал? Вот и поищешь. Внимательно. Еще в участок заглянем потом.

Рамирез щелкнул предохранителем, убирая оружие в кобуру, и освободившейся рукой потянул мальчишку за его запястья к наручникам, сковывая их за спиной. Классическому двухметровому нигге любое сопротивление было глубоко по барабану, тем более, мелкого и тощего наркомана, который сверкал светлыми глазищами и явно собирался тараканом забиться в любую щель, лишь бы избавиться от общества копов. Илай не верил всерьез, что из торчка можно будет выбить чего интересное, но всяко лучше ехать в машине не с вонючим бомжом, а с относительно чистеньким пареньком.

Если, конечно, тот не попытается воткнуть заточку в бок.

Но для этого Илай сядет на водительское сидение.

- Так что иди и не выебывайся, - напутствовал Джеймс Рамиреза и пацана, так и не определившись, к кому обращается.

+1

5

– Да я чистый, чистый я, блять! – заорал Трой отчаянно и попытался вывернуться из хватки черножопого, правда, не очень активно и не ахти как успешно. Фараон держал его крепко, а тут еще заломил руки вверх, выламывая сустав, и О'Коннелл заскулил, от боли приподнимаясь на цыпочках. Так и погарцевал к коповской тачке, освещающей своей мигалкой пустынную, заспанную улицу. Вырываться больше не пытался – как-нибудь переживет без пули в спину за сопротивление при аресте и попытку к бегству. Чуйка и личный опыт подсказывали, что за покорность и послушание ему что-нибудь да воздастся.

Нигер без всяких церемоний пихнул его на узкое заднее сидение, даже за затылок не придержал, мудила, – Трой из-за него чуть лбом о дверь не ебнулся. Еще и браслеты, затянутые слишком туго, натирали запястья, а длинные ноги О'Коннелла  не помещались в этой блядской тесноте. Трой морщился и ерзал, пытаясь устроиться поудобнее. От нервов нихуево потряхивало – это ж надо было, ебаный ты нахуй, так вляпаться! И хер угадаешь, удастся ли выскользнуть без проблем в этот раз. О'Коннелл сомневался, что у копов на него есть что-то серьезное, но у этих сук всегда свое на уме.

– Слушай, чувак, подвинься чуть-чуть, пожалуйста, – попросил Трой, когда на водительское уселся наконец один из копов – тот, белесый, который ему не поверил. Худой же мужик вроде, нахера так сидение отодвигать? Чтобы у нигги сосать проще было? – Не будь свиньей, ноги поставить некуда.

+1

6

- Может мне тебя вперед пересадить? - ласково поинтересовался Илай. Он щелкает шариковой ручкой и, не торопясь, приступает к отчету. Рамирес заканчивает перепись бомжей, еще два патруля заканчивают с верхними этажами: людей там меньше, слишком много лестниц, слишком тяжело забираться так высоко, когда от передоза трясутся конечности.

Ничего интересного.

Все самое интересное обычно находят в первые минут двадцать, дальше рутина, от которой Джеймса тошнило, и он сбежал при первой подвернувшейся возможности. Вовсе не потому, что считал пацана особенно ценной добычей. Вовсе нет.

- Имя? - спросил Илай без особого интереса. - Сколько лет употребляешь?

По-хорошему, на каждого бомжа тоже следовало составить протокол, но обычно этим никто не утруждался: сгоняли в одну комнату, обыскивали, изымали документы, у кого еще оставались, после загружали в подъехавший автобус и доставляли до больницы, где тех лечили на деньги налогоплательщиков, накладывали штраф, который те все равно не могли оплатить, и выпускали на все четыре стороны. Двоим или троим навешивали административное нарушение из совсем уж пыльных висяков и оставляли в камерах на трое суток, прежде чем передать с рук на руки для штрафных работ, откуда те сбегали уже на первый день.

И все сначала.

Парнишка буравил его взглядом с заднего сидения, словно надеялся этим отбрехаться.

- Имя, - с нажимом повторил Илай. - Не беси меня, парень. Иначе решу, что ты оказываешь сопротивление при аресте.

Сунуть пару раз кулаком под ребра, почему нет? Хороший выйдет зачин для диалога.

+1

7

Коп оказался мудаком. А ведь Трой даже вежливо попросил! Хотя другой типаж в полицейские, кажется, и не брали – всех нормальных отсеивали на подходе к академии, или откуда там выпускают этих блядских стражей порядка. Так или иначе, хороших мусоров О'Коннеллу на жизненном пути как-то не попадалось, даже тот отмазавший его офицер по сути своей был гнилой сукой. И эта бледная и бесячая плесень на переднем сидении тенденцию нарушать не собиралась.

«Пересадишь и отсосешь, сука», – зло подумал Трой, но вслух, ясен хрен, ничего не сказал, ограничился недобрым пристальным взглядом – с фараона сталось бы навешать ему люлей и срока за оскорбление и прочую поеботу. Тот, впрочем, не был телепатом, как тот лысый из нового фильма, не спешил прочесть все недовольство О'Коннелла в его выразительном взгляде, проникнуться и пройти на три координаты со своими тупыми вопросами.

– Трой. О'Коннелл, – процедил Трой, когда дальше молчать уже было опасно. Избить закованного в наручники задержанного – о да, хули нет-то, любимая коповская забава, о которой О'Коннелл так много слышал. Да блять, даже по телику трындели про какого-то умника из Фергюссона, додумавшегося выстрелить в безоружного подростка-нигера. Охренеть какой смелый поступок! У Троя как-то не было причин сомневаться, что допрашивающая его бледность побрезгует и не опустится до избиений. У него как-то вообще не было причин думать про полицейских хорошо.

– Мужик, ну бля, не тупи, какой я тебе нарик! – проникновенно начал О'Коннелл, решивший снова объяснить недалекому служителю закона, что он тут не при делах. То есть, по правде-то он был очень даже при делах, но вот с теми засраными обдолбышами у него совершенно ничего общего не было. – Посмотри на меня, у меня зрачки нормальные! У меня нет следов от ширялова, ну чувак! Я не юзал никогда, мамой клянусь, я тут друга искал, он, сука, в очередной раз сорвался, пидорас. Найду, бля, урою, – буркнул Трой себе под нос, сам проникаясь собственным враньем. – Ну мужик, нахер тебе лишние протоколы писать! Еще в участке засмеют, что чистого как нарика оформил. Вы же, типа, крутые и все такое, преступников должны задерживать, а не невинных граждан вязать!..

+1

8

Ирландец. Заебись.

Илай с тоской представил, в какую поеботу влезает. Что если этот пацан не сам по себе, к нему опять заявится "Счастливчик" МакГрат или пришлет кого-нибудь из своих, и этого... О'Коннела придется выпутывать обратно. Но, с другой стороны, не каждый с ирландской фамилией приходился кем-то важным диаспоре, за совсем уж мелкую шишку никто не впряжется, да и врет может пацан (кто ж свое настоящее имя-то назовет, если без доков поймали!), на пэдди-то совсем не похож, бледный какой-то и заморенный.

Нагловатый, правда, но вся местная пацанва такая, из тех, кто может попасться копу в наркопритоне.

Были, наверное, и приличные парни и тех, что учились в школе, но на лоботрясе с заднего сидения можно было увидеть максимум среднюю школу, да и то наверняка больше проебанную в курилке. Илаю было мучительно скучно и неинтересно вызнавать подробности, поперек отчета так и тянуло нацарапать "Ушлепок Малолетний". Дерзил и выебывался "Трой" тоже без огонька, на хлипкую троечку, которую можно было пририсовать в графу возраст.

Едва ли там могло в принципе значиться что-то сильно большее. Максимум лет двадцать, плюс-минус со скидкой на общую заморенность и ершистость.

- Значит, друга, - кивнул послушно Илай. - Как зовут, возраст? Что употребляет?

Рано или поздно пацан должен был увязнуть в собственной лжи, как куропатка в свежем снегу. Илай лишь милостиво шел за ней и ждал, когда та издохнет и можно будет ее подорвать, запутавшуюся и выдавшую куда больше нужно.

- Выходит, ты тут не в первый раз, если знаешь, где искать своего дружка?

На нарика Трой в самом деле смахивал не особо, Джеймс их достаточно повидал, чтобы отличать по особой нервозности движений, какой-то нарочитой дерганности, по взгляду в себя, а не в окружающий мир, а этот пусть и жестикулировать явно пытался, несмотря на наручники, лицо его, выразительное, проявляла вполне живую заинтересованность в происходящем.

В историю о мимокрокодиле Илай, разумеется, не поверил.

Что же здесь пацанчик потерял? Даже если от пэдди, которые потом его отобьют, немного информации можно попробовать выцыганить.

+1

9

Аллилуйя, до копа дошло! Трой облегченно перевел дыхание. С мертвой точки сдвинулись, уже заебись. И пусть этот легавый считает себя самым умным, пытаясь подкладывать О'Коннеллу вонючих свиней и ловить на нестыковках – невъебенной удачи ему. Походу, Трою даже удастся выпутаться самостоятельно, и не придется унизительно звонить "Счастливчику", упрашивая вытащить его несчастливую шею.

– Ну наконец-то! А в первый раз чо, ты меня не услышал? Контузия или старость на пятки наступает? – не сдержался Трой, но быстро соскочил на деловой тон, едва заметив в зеркале заднего вида насупленные брови бледного. – Арчи Финнеган он, двадцать один, кажись. Хер знает, на чем он в этот раз. В тот раз кислоту с чем-то намешал, смотреть пиздецки противно было. Я не догнал про первый раз. Это на чо намек был? Я его отсюда и забирал тогда, поэтому в курсах про это местечко. А, ты типа намекаешь, что я тут постоянно тусую? Ты ж, бля, местечко видел, думаешь, мне приятно там шарахаться было? Да я почти блеванул! Спасибо, вы подоспели, вовремя вытащили.

Почувствовав под ногами твердую почву возможного освобождения, Трой зачесал языком, не затыкаясь. Грузил фараона ворохом деталей различной фантастичности, прекрасно понимая, что в блядские четыре часа утра ни у кого не хватит терпения выслушивать и запоминать всю эту муть. И либо коп сдастся и отпустит его сейчас, либо отвезет в участок, откуда Трою всяко ближе было до хаты. Мимоходом он порадовался, что не брякнул с перепугу чужое имя вместо своего. Теперь, даже если задержат до выяснения личности, особых проблем у него не будет. Окей, не должно быть.

– И ваще, если найдете вдруг этого уебка – съездите ему по роже от меня пару раз. Заебался я каждые полгода бегать и из говна его вытаскивать, – нажаловался под конец О'Коннелл и поерзал на сидении, подвигал руками, пытаясь поудобнее устроить натертые тугими браслетами запястья. – Хотя тут его, все-таки, кажись, нету. Я не нашел. В каком-нибудь другом клоповнике торчит, сука. Так что, мужик, я пойду? Или тебе от меня что-то еще нужно?

Отредактировано Troy O'Connell (14.06.2016 23:09:16)

+1

10

Илай даже обернулся, чтобы взглянуть на Троя не в отражении зеркальца заднего вида. Вздернул выразительно бровь и поинтересовался прежним, обманчиво-вкрадчивым голосом, которым вел всю эту беседу:

- Ты же знаешь, Трой, что маленькие лгущие мальчики попадают в ад?

Щелкнул ручкой, откладывая в сторону записи: к машине возвращался Рамирез. С пустыми руками - и с кислой недовольной рожей. Хлопнула дверь, машина просела справа. Рамирез завозился, устраиваясь поудобнее, ругнулся вслух и передал по рации о зачистке уровня и возвращении "на базу". Только после этого заметил в "клетке птичку" и цокнул языком.

- А этот что? Нарик?

Илай пожал плечами - с наслаждением, с издевкой.

- Нет, просто глупыш. Рассказывает мне, как искал тут своего друга. Спасать решил заблудшие души. Почти пастор, только белого колоратки не хватает.

- Чего не хватает?

- Колоратки, - Илай поморщился и показал рукой обхват на своей шее, - типа белого воротничка. У священника.

- Блядь, Джеймс, заебал, не смешно. Нахер выкинь его и поехали сдавать дежурство.

Но прежде, чем Трой радостно согласился, Илай покачал головой.

- Задержим до выяснения личности. И тест на наркотики. Я уже начал заполнять протокол.

- Да ну нахуй! - возмутился Рамирез. - Чего ты к нему приебался? В душе я трахал еще с ним возиться, никто в участке не возьмет его, че, не знаешь что ли.

- Рамирез, - повысил голос Илай, - я сказал - задержан. Поедешь домой, нахер ты мне там нужен. Так что заткнись и займись пока бумагами с обыском.

Он завел машину под ворчание напарника и возмущение с заднего сидения. Что-то с Троем было нечисто, Илаю хотелось копнуть глубже, быть может, им повезло все-таки схватить курьера? На вид О`Коннелу было едва ли восемнадцать, если окажется еще и несовершеннолетним...

Перед участком Илай обыскал мальчишку, толком ничего не нашел, но сгреб все в пластмассовую корзинку для хранения личных вещей. Попросил Мари пробить того по базе и повел дальше, в допросную, отмахиваясь по дороге от убогих шуточек.

+1

11

Да куда угодно пусть лгущие мальчики отправляются – хоть в ад, хоть в пизду самой девы Марии. Трой только хотел побыстрее убраться отсюда, из этой блядской дыры и подальше от этого ебучего копа с вкрадчивым голосом и холодными, как у психопата, глазами. О'Коннелла аж по хребту продрало от его взгляда, но похуй, на все похуй, когда так близко маячит его освобождение. Трой сглотнул и закивал с самым честным видом, мол, да ваще базара ноль, начальник, все чистая правда, без наеба. Он был почти на сто процентов уверен, что сейчас этот белобрысый (ебать, он вообще свою фамилию называл по протоколу, нет?) вздохнет, отложит планшет с ручкой и выпустит ни в чем не повинного О'Коннелла. Ага, блять. Не тут-то было. В машину вернулся блядский негр, ебать в его душу бога мать.

Ну, по крайней мере, Трой теперь точно знал, как зовут его тюремщиков.

Причем с злым, как собака, Рамирезом (херовы бесполезные латиносы) О'Коннелл соглашался так горячо, как мог – усердно кивал и поддакивал, но, сука, блядский Джеймс (серьезно, блять, это имя или фамилия?) за каким-то хуем уперся и решил тащить Троя в участок. Радости у того поубавилось. Нет, конечно, от фараонов ему всяко ближе тащиться до дома, чем из этой дыры за три пизды. Но один хуй документов у него при себе нет, и вряд ли кто сможет принести их из дома в ближайшие час-два, а то и три, и четыре: пока там мамка вернется со смены, пока он сможет до нее дозвониться, нахуй, вечность пройдет. Трой откинулся на подголовник и тихо выматерился. При себе у него оставалось нехилое такое бабло, и как эту сумму объяснять злоебучему Джеймсу, О'Коннелл пока не придумал.

– Полегче, чувак, бабу свою так лапать будешь, – возмущался Трой уже в участке, когда коп его тщательно обыскивал. Спасибо, блядский боженька, и за малые радости твои: хорошо, что облава накрыла его уже после последней сделки, и при себе у О'Коннелла не было ни милипиздрического грамма. Белобрысый (в мерзотном свете участка он стал еще светлее), походу, искренне огорчился, не найдя ничего при Трое, но все равно не отступился и потащил его за собой по невзрачным коридорам. Трой поежился от неприятных воспоминаний.

– Бля, чувак, если ты просто хочешь наедине побыть – сказал бы сразу, я бы понял, хуле. Чо я, не человек, не вижу, как тебе не терпится. Раз с таким упорством меня у своего дружка отвоевывал, – нервно ухмылялся О'Коннелл по дороге в допросную. – Но только я не пидор, ты учти, если вдруг чо – сорян, чувак, но без шансов. Если только не предложишь чего-нибудь инт-...

Тяжелая дверь с грохотом захлопнулась, обрубая Троя посреди фразы. Он резко заткнулся и подобрался, уставился настороженно на копа. Что-то в нем было – темное, нехорошее, липкое, как постыдный секрет или тихий, неочевидный психоз.

– А с хуя ли ты вообще меня допрашиваешь, а? – громко возмутился Трой, скрывая нервозность. – Меня в чем-то обвиняют, блять? Где мой адвокат тогда?

Отредактировано Troy O'Connell (09.10.2016 19:43:18)

+1

12

- Хлебало захлопни, - равнодушно посоветовал Илай, защелкивая наручники так, чтобы и руки не затекли у "подозреваемого", и выбраться не смог. Запястья у подростка были тонкие, почти девчоночьи, что при крупных кистях смотрелось как-то по-особому трогательно. Между делом Илай бесцеремонно проверил его запястья: нет ли следов уколов. Ему стоило больших усилий не сунуть пацану пару раз под ребра за его грязный рот, но Джеймс рассуждал трезво: если за предполагаемым падди придут, то проблем потом не оберешься не только с законодательством. А если мелкий пидр окажется еще и несовершеннолетним...

- Хочешь попасть в обезьянник, могу обеспечить хоть сейчас. Только до момента, пока кто-нибудь из твоей родни поднимет задницу и привезет твои документы, твоя задница может не дожить. Целой.

Озвучив немудренную угрозу, Илай отправился за документами, которые следовало дозаполнить. Счастливый Рамирез сбежал домой отсыпаться, не стоило иного и ожидать, едва ли в нем внезапно проснулась бы солидарность напарника. В этом плане Рамирез был отвратительным мудаком, который работа выделял времени от сих до сих и все, что не могло отразиться в премии, выше этого норматива не выполнялось. Поэтому Илай остался со своей находкой один на один, и так как время приближалось к раннему утру и пересменке, от греха подальше Троя пришлось отволочь в относительно тихую допросную.

Походя он перебрал "сданные на хранение" личные вещи, и очень удивился, открыв кошелек, из которого вместо счастливого презерватива и пары мелких купюр на Илая смотрела внушительная сумма денег. Такой у подростков не водится, если они только сейчас не продали удачно свою почку для покупки новенькой модели айфона.

Илай хмыкнул.

Илай усмехнулся.

И вернулся обратно в допросную, чтобы с комфортом расположиться напротив мальчишки, включить светильник над столом и, щелкнув ручкой, углубиться в бумаги, словно Троя тут не было и в помине.

Отредактировано Eli James (16.10.2016 20:46:25)

+1

13

Что Трой действительно знал очень хорошо – это где кончается левый базар и начинаются реальные угрозы. Коп едва ли пиздел: в самом деле, не было большого труда в том, чтобы запихнуть тощую жопу О'Коннелла в обезьянник, где по позднему часу тусовались совсем уж отбросы, за которыми хуя с два кто придет. Находиться в крошечной камере, где вечно забит толчок и воняет говном, блевотой и грязным телом, Трой точно не хотел. И потому хлебало послушно захлопнул.

За передвижениями бледного Джеймса Трой цепко следил с настороженностью зверя, который все ждет, когда же его наконец ударят. Но походу у фараона действительно на него нихуя не нашлось. Он куда-то уходил, ненадолго оставляя О'Коннелла в адово скучной тихой допросной, возвращался с бумажками, с вкусно пахнущей кружкой кофе, на которую Трой завистливо покосился. Пиздецки хотелось спать, аж глаза слипались, но от нервного напряжения и ебануться насколько неудобного стула он едва ли бы заснул. Так что пришлось сидеть с копом в тишине, залипая в то, как он водит ручкой по бумаге. Разбирать каракули О'Коннелл даже не пытался. У всех свиней в форме почерк был полное говно, а если смотреть на него вверх ногами, превращался в абсолютно нечитабельный шифр.

Молчание скоро наскучило Трою, он поерзал на стуле, позвенел наручниками – в замкнутом пространстве допросной звук оказался до пизды громким. То, что никто не торопился вешать на него чужие косяки и давить на мозг, вынуждая признаться во всех грехах разом, немного О'Коннелла успокоило. Он освоился и решился открыть рот.

– Чувак, а это. Джеймс – это ж типа твоя фамилия, так, сэр? А звать-то тебя как?  Мне твой бейдж отсюда не видно.

Отредактировано Troy O'Connell (16.10.2016 18:34:54)

+1

14

Мальчишки хватило едва ли на пятнадцать минут: Илай не закончил и первого листа. Он нехотя поднял голову, бросил быстрый, незаинтересованный взгляд из-под ресниц и усмехнулся себе под нос. С подростками всегда было легко работать: следовало лишь запастись терпением и позволить им выболтать все, что нужно. Трой не производил впечатление бездомного, и судя по его зашуганному виду, в полицию попадал нечасто, так что у Джеймса были все шансы успеть выспаться до следующего дежурства.

Не-крепкий орешек.

- Решил все-таки познакомиться поближе? - издевательски-добродушным тоном поинтересовался Илай. - Может, лучше расскажешь мне о чем-нибудь другом, м? Не вынуждая /меня/ задавать вопросы.

Джеймс знал, какое впечатление производит на людей, которые еще не насрали на окружающий мир, и умело разыгрывал эту карту: нарочитой неторопливостью движений, вольготностью позы на внешне неудобном стуле - в противовес дискомфорту подозреваемого, нарочно прикованного наручниками так, чтобы доставлять максимум неудобства, трудность найти позу, в которой долго удастся высидеть. Вдобавок Джеймс щедро демонстрировал, что уже он-то никуда не торопится и ничего ему не нужно.

- Подумай пока, - приказал Илай мальчишке и поднялся, чтобы выйти за едой. Автомат выдал ему привычную дозу кофеина и упаковку печенья. Перебросившись шуткой с Долорес, отсиживающей свою смену в диспетчерской, он вернулся назад. Разложился на столе, чуть отодвинув бумаги, чтобы не запачкать, и отхлебнул оказавшийся слишком сладким (какой-то пидор снова сломал индикатор) кофе.

Поморщился.

На Троя Илай снова не смотрел, словно забыв о своей недавней "просьбе" вспомнить что-нибудь интересное.

Отредактировано Eli James (20.10.2016 13:06:45)

+1

15

Пидора-копа, в очередной раз куда-то намылившегося, Трой проводил недоумевающим взглядом. И хуле это сейчас было? Если этот Джеймс надеялся, что О'Коннелл сейчас пересрется и выложит все, как на духу – только что он, блять, выложить-то должен? – то по пизде идти всем его надеждам. Трой только фыркнул вслед. Джеймс, походу, в самом деле не ебал, кого привез в участок.

И все же его ебучее непредсказуемое поведение сбивало с толку и заставляло только успокоившегося О'Коннелла снова нервничать. Трой привык к другим тактикам копов: если у них в самом деле что-то было, они не стеснялись выкладывать все сразу и давить морально, заставляя признаться во всем разом. Блядский Джеймс не показывал ничего. То ли в самом деле выкопал круглый и крохотный, как целка девственницы, ноль; то ли держал, сука, в рукавах свои обоссанные козыри, собираясь ловить Троя на нестыковках. Проще всего было молчать, но разве Трой это когда-то умел?

Коп вернулся с очередной порцией сладко пахнущего кофе, когда О'Коннелл уже себе всю задницу изъерзал и растирал, как мог, уставшее запястье. На дымящийся пластиковый стаканчик Трой зыркнул уже с настоящей обидой – сука, мог бы и ему предложить, садюга в форме, Трой ведь здесь еще даже не подозреваемый. Он злорадно хмыкнул, когда заметил, что фараону кофе тоже, походу, не зашел. Вот она, мелкая справедливость.

Но вопросов дальше не последовало. Джеймс как будто за время своей ходьбы нахуй позабыл, что спрашивал. "Программа обнулилась, лол, – думал Трой, уже с интересом разглядывая уткнувшееся в бумаги лицо, – спрошу снова – ответит то же самое и опять попиздует куда-то".

– Я тебе все рассказал уже, чувак. Ты просто забыл. Не пробовал таблеточки от склероза пить? – О'Коннелл изобразил на лице участие и заботу. – Может, ты мне лучше что-нибудь расскажешь? Нахуя меня тут держишь, например? Или где ты такую тупую фамилию себе откопал?

Отредактировано Troy O'Connell (23.10.2016 19:30:43)

+1

16

- Знаешь, - прервал мальчишку Илай, отодвигая в сторону так и недопитый кофе. - Я всегда пытаюсь с вашим братом по-хорошему, - походя соврал он. -  Но почему-то каждый уверен, что именно вот на нем, таком взрослом и умном, свет сойдется клином, и что во только ему удастся обмануть этого хуесоса-копа. Так ведь?

Илай поднял взгляд, усмехнулся недобро - но многообещающе. Пацан весь извертелся уже, скоро дырку протрет на своем стуле.

- Это не так, Трой, - обманчиво мягко продолжил Джеймс. - Ты и дальше собираешься мне тут чечетку отплясывать в лицах, показывая, как тебе важен был друг - Арчи, он вообще существует? - ради которого ты решил героически разведать ночлежку для сторчавшихся наркоманов... - он выдержал эффектную паузу и припечатал:

- ... взяв с собой четыре с лишним сотни долларов? Или решишь и рассказать, что иначе как за деньги твой дружок Арчи не собрался бы с тобой никуда? Что только после того, как ты сунешь ему на лапу, Арчи поднимет свой зад и согласится покинуть тот уютный особнячок с его дружелюбными обитателями? Или что ты якобы из тех богатеньких сынков, которые ищут приключений себе на задницу в надежде откупиться потом золотой кредиткой - и при этом разговариваешь как отброс ирландских кварталов?

Илай откинулся на спинку своего удобного стула и подмигнул Трою, закусывая ручку, отчего завершающая сентенция прозвучала невнятна:

- Так что, Трой, ты все еще ничего не хочешь мне рассказать... ну, относительно по-хорошему?

+1

17

Вот пидорас, а ведь Трой только-только успел успокоить себя мыслью, что буйно проросшая в его карманах зелень копа не заинтересовала. Заинтересовала, и еще как – вон сколько вариантов на выбор, типа, хули думать, раз есть маза – хватайся за любой и гни свое. Но О'Коннеллу уже давно было не 14, чтобы выезжать на жалобном блеянии, широко распахнутых наивных глазищах и горячих заверениях, что "именно так все и было, дяденька полицейский, я тут ни при чем, я больше не буду". Врать приходилось по-другому.

– Нихуя у тебя фантазия, – нервно фыркнул Трой, незаметно под столом разжимая вцепившуюся в ручку стула ладонь. Под тонкой кожей было видно, как к побелевшим от напряжения костяшкам приливает обратно кровь. – Тебе прям это, в кино надо или книжки писать. Такую поеботу все любят. Зарплата это моя, с авансом. За работу в зоомагазине, "Счастливый щенок" называется. Ну, его Конор МакГрат держит.

Вдохновенная ложь даже не была особо ложью: часть из этих четырех Франклинов в натуре принадлежала Трою как законный процент, и отстегнуть его без шуток должен был Счастливчик. Доставка снежка, правда, нихуя не тянула на работу в зоомагазине, но если изъебнуться, можно притянуть и это. О'Коннелла парило только одно: мог ли в самом деле ассистент в гребанном магазине животных получать такой нал? Он как-то никогда не задавался этим вопросом, а МакГрат не заставлял помогать ему – так, пару раз просил покормить зверье, если вдруг проебывался где-то по делам. И Трой сам изредка трепал мелких животин за мягким ухом. Тоже забота, хуле.

– Некогда мне было домой ехать, чтобы деньги там сховать, мамка Арчи позвонила, зарыдала, что опять проебалось ее дражайшее торчилово. Я и рванул, понадеялся, что никто не подумает, будто у такого, как я, есть хоть что-то больше пары десяток, – О'Коннелл пожал плечами и расслабленно расползся по стулу. Сам он уже поверил своей дохуя удачной выдумке, так что дальше рассказ вообще должен пойти как по смазочке.

– И это. Я не понял. Ты же не соблазняешь меня сейчас?

Отредактировано Troy O'Connell (21.12.2016 17:36:46)

+1

18

Илай даже не стал отвечать на последний вопрос.

- Малыш, - ласково окликнул взъерошенного, пошедшего с козырей пацана. - У меня два варианта. Или ты нашел в зоомагазине золотого тельца и сумел его кому-то загнать из любителей поебать ценную говядину, или ты надеешься, что на меня магическим образом сработает имя твоего дружка-падди. Так вот.

Илай подался ближе, опираясь локтями на край стола, стремительно сократив и без того малое расстояние между собой и Троем, чтобы заглянуть ему в лицо и проникновенно продолжить:

- У меня для тебя дурные новости, пацан. Ты думаешь, что язык без костей или удачные знакомства помогут тебе выбраться. Но все будет иначе. Ты попался в наркопритоне. У тебя при себе пачка денег, и я уверен, если мы поднимем все справки доходов, ни у тебя, ни у твоей мамаши не наберется такой суммы. И если ты рассчитываешь, что Счастливчик примчится сюда, теряя на ходу ботинки, чтобы спасти своего любимого работничка-шестерку, у меня для тебя дурные новости. Ты нахрен никому не сдался, Трой. Тебя продадут, если ты знаешь недостаточно много. Тебе в бок воткнут заточку, если решат, что знаешь ты слишком много. Как ни крути, единственный твой ангел-хранитель сейчас - это я.

Илай изобразил улыбку крокодила: такую же уютную и располагающую к себе.

- Так что у тебя два варианта, мой милый малыш Трой с длинным языком. Или ты рассказываешь мне, откуда взялись деньги и что ты на самом деле делал в том притоне - и до кучи еще что-нибудь, что может меня заинтересовать, или я рассказываю твоему... начальнику, что ты сдал всех и каждого, стоило мне хоть чуточку поднажать.

Оговорка Троя была манной небесной, хором ангелом, провозгласивших "Аллилуйя!" - без этого рычага Илай едва ли бы сдвинул разговор с мертвой точки. Он уже понимал, что пацана придется отпускать, но заиметь компромат на Счастливчика считал далеко не лишним.

Отредактировано Eli James (14.03.2017 23:42:23)

+1

19

Разумеется, Конора МакГрата в Адской Кухне не знала только слепая и подыхающая от старости псина в подворотне. И уж фараонам точно было дохуя известно, что представлял из себя Счастливчик и с кем в упряжке он бегал. Но зубы сучки-Закона раз за разом обламывались об крепкие бока и ебанутый нрав хозяина зоомагазина: на МакГрата не могли ничего накопать, а, значит, и посадить его тоже не могли. Часть копов это нихуево бесило, другая же часть давно на Счастливчика работала. Трой спизданул имя, надеясь обнаружить в Джеймсе крысу – сука, ведь реально был похож! – но, походу, промахнулся. Зато чего Трой точно не говорил, так это прозвища МакГрата.

– Детка, – выплюнул О'Коннелл с похабной улыбкой, отыгрываясь за все слащавые слова в свой адрес. Звякнула цепь наручников, когда он тоже подался вперед. – Кого мне сдавать в зоомагазине, йоркширского терьера, бля? А заточкой меня пырнет, походу, волнистый попугайчик? Я не знаю, хуле тебе от меня надо, МакГрат мне платит три сотни в месяц, еще Франклина я попросил вперед за хату заплатить. Никакие счастливчики мне нахуй не сдались. А вообще-то ты должен мне телефонный звонок, ты в курсе, детка? Если ты хочешь меня в чем-то обвинить, то сходи нахуй, я не ебанат без адвоката говорить. Давай-ка, сделай все чики-пуки: расскажи мне о моих правах, предъяви обвинение, разреши позвонить.

Трою было страшно, и в то же время он охуевал от собственной борзости, от бьющегося в крови адреналина. Нагло смотрел в эти почти прозрачно-серые глаза, цепкие и холодные, аж по плечам драло, и прекрасно понимал, что едва стоит уступить, поддаться и начать оправдываться – и этот коп с тупой фамилией его живьем сожрет и мертвого выебет.

– А если это все, что у тебя есть, и тебе просто покоя не дает мой язык, – голос Троя и вовсе упал до интимного шепота, – то давай я тебе в туалете отсосу, чтоб тебя, пидораса, попустило, да по домам пойдем? А, как тебе план?

+2

20

Илай снова откинулся на спинку стула, выжидая паузу и отхлебывая между делом остатки кофе. Тот, остывая, превратился в форменную бурду, но чего не сделаешь ради эффектной тишины, угрожающе повисшей в комнате допросов. Илай честно подождал еще с полминуты – быть может, мальчишке в голову придет очередная светлая мысль, но, кажется, с отсосать его фантазия сдулась окончательно.

- Трой, - спокойно, без наигранного дружелюбия, но все еще с некоторым налетом сочувствия, проговорил Илай. - Ты же не думаешь, что ты первый проебавшийся пацан, которого я тут допрашиваю? Ты вовсе не уникальная снежинка, сдуйся. Все это твои выступления я прослушал раз двести, если не больше.

Он чуть склонил голову, окинул Троя даже не особо изучающим, так, для проформы, взглядом.

- Очень жаль, что ты этого не понимаешь и не хочешь сотрудничать по-хорошему. Но в твою бедовую головушку не помещается даже мысль, что уж мне-то есть кому отсосать кроме сомнительной чистоты несовершеннолетнего парня. Что же…

Илай медленно, не торопясь, поднялся со своего места и начал собирать вещи.

- Не хочешь поговорить со мной без протоколов – твое дело. Сейчас тебе организуют и звонок, и адвокатов, и получишь все, сполна, по-честному.

Он держал лицо. Мальчишка метался совершенно беспорядочно, то угрожал, то пытался подкатить, значит, находился если не в состоянии холодного пота от паники, то, по крайней мере, очень к нему близко.

+1

21

– Охуительно было бы услышать сначала, в чем ты хочешь меня обвинить, Джеймси-бой, – прищурившись, проговорил Трой. Во рту у него разом образовалась ебанная Сахара, когда этот блядский коп включил телочку-недотрогу и начал делать вид, что сваливает нахуй. Это могло быть разводкой для лохов, а могло на полном серьезе сулить гребанную кучу проблем. И здесь Джеймс был неприятно прав: вряд ли МакГрат велел бы прирезать О'Коннелла за слишком длинный язык – тот уже не одну проверку прошел; но и торопиться выручать свою шестерку, и без того успевшую провиниться, Счастливчик в реале едва стал бы. И один только хуй знает, каких мерзких застарелых соплей на него умудрились бы повесить.

Продолжать выебываться было не самым лучшим выходом, но тут были хоть какие-то шансы, как минимум, была маза выбесить фараона и заставить его наконец выкладывать что-то реально стоящее. Бля, реагировал же он на совершенно тупые подначки О'Коннелла! Трой хорошо сек, какой хуйни от него хотят – чтобы он обоссался и начал умолять не сдавать его злым дядечкам, клялся рассказать что угодно и вообще топил себя к хуям. Любая смена тона сейчас стала бы ебанной капитуляцией, моментальной подписью под самым пиздецки лживым протоколом, признанием во всех, в рот их, грехах. Пока что Трой не видел в этом совершенно никакой выгоды.

– Видимо, это в твою бедовую головушку нихуя не умещается, если ты даже не помнишь, что, блять, должен был со мной по закону сделать. Где рассказ про мои права, а, Шерлок, мать твою, Холмс? Я охуеть как по нему соскучился! Где твои улики, где состав преступления? Ты ж, гений нахуй сыска, даже возраст мой не помнишь и имя точно не знаешь. А что в течение трех часов ты должен был позвонить мамке моей, ты в курсе? Ну, если я несовершеннолетний? Или это была просто твоя мокрая фантазия? – Трой криво ухмыльнулся, кое-как справляясь с перенапряженными мышцами. Язык мотылялся, и на том спасибо. Неестественно прямой спиной он откинулся на спинку стула, ощущая мерзко прилипающую к коже мокрую, как пизда шлюшки, футболку. Сглатывать приходилось чаще обычного, чтобы не выблевать на стол колотившееся в горле охуевшее от страха сердце.

За уверенно накатывающей паникой Трой не заметил, что и так спизданул больше, чем следовало: для него процесс задержания был настолько привычным, что О'Коннелл давно выучил все порядки и формулировки. В бошку, где творился истерический ахуй, уже не приходило, что для поца не при делах это должен быть темный неизведанный лес.

+1


Вы здесь » Hell's Kitchen » Greenwich Village » (13.01.2016) Hopeless Opus